Чем ребенок отличается от взрослого?

Shutterstock 52746862

Для каждого человека детство – своя маленькая планета, с которой начинается путешествие по неизведанному длиною в саму жизнь. В пути с ним происходят странные метаморфозы, и, оглядываясь назад, он перестает узнавать себя в наивном и непосредственном малыше, как будто и не было того времени, когда все бесконечные «почему?» находили вразумительные ответы, мир казался простым, а деревья большими.

Чем же ребенок так отличается от взрослого, что в его чертах далеко не все узнают свое собственное отражение?

Взрослые гораздо больше похожи на детей, чем дети на взрослых. Для многих детей грузовик – это Большая Машина. Они долго не могут понять, что грузовик устроен для перевозки товаров, а обыкновенная легковая машина – для перевозки людей. Точно так же для многих взрослых людей ребенок – это Маленький Взрослый. Они не понимают, что у ребенка другие проблемы, чем у взрослого. Хотя взрослый временами ведет себя и даже должен вести себя как Большой Ребенок, ребенок – это не Маленький Взрослый. Представление о том, что ребенок – это взрослый в миниатюре, можно было бы назвать представлением о гомункулусе (гомункулусом называется маленький смышленый человечек).

Ребенок беспомощен. По мере того как он растет, он становится менее беспомощным, но по-прежнему зависит от родителей, которые должны научить его, как делать разные вещи. По мере того как его учат делать то или другое, у него появляются все новые предметы для усвоения; но, он не может научиться тому, к чему еще не готова его нервная система. Время, когда у него созревают различные нервы, например нервы ног или кишечника, зависит от качества нервной системы, унаследованной им от родителей. Если ребенок родился преждевременно, его приходится иногда держать в инкубаторном устройстве, прежде чем его тело достаточно созреет для колыбели.

Образы у детей смутные, в отличие от взрослых. Вначале ребенок может лишь отделить внешний мир от самого себя. Он учится выделять отдельные предметы, и образы его становятся точнее. Взрослым требуется много лет опыта, чтобы уточнить свои образы, и даже после этого они не так уж хорошо выделяют существенные предметы. У ребенка же такого опыта нет; пока он учится, и сам он и его родители должны проявлять выдержку и терпение.

Приведем пример. Минерва — девочка из обычной итальянской семьи, всегда была необычайно развитым ребенком для своего возраста. Когда она училась ходить, она время от времени переворачивала разные вещи, как и все дети в это время. Однажды она перевернула пепельницу, и ей было сердито сказано, чтобы она больше этого не делала. Для матери ее важно было, чтобы пепельница содержала пепел; но в возрасте Минервы при всем ее развитии внимание девочки было привлечено к чему-то более простому: не к содержимому пепельницы, а к ее внешнему виду. Ей хотелось угодить матери, но она оказалась под ложным впечатлением. Дело в том, что эта пепельница была голубого цвета, и Минерва сказала себе, что будет слушаться матери и никогда больше не перевернет какого-нибудь из этих голубых предметов. На другой день она принялась играть светло-зеленой пепельницей; за это мать ее жестоко выбранила, восклицая: «Ведь я говорила тебе никогда больше не играть с пепельницей!» Минерва была озадачена. Она ведь тщательно избегала всех голубых тарелок согласно своему истолкованию требования матери, и вот ее бранят за то, что она играла зеленой! Когда мать поняла, в чем ошиблась, она объяснила: «Посмотри, это пепел. Для него и нужны эти тарелочки. В пепельницы кладут вот эти серые зернышки. Не переворачивай ничего, в чем лежит эта штука!» И тогда Минерва впервые поняла, что пепельница – это не голубая тарелка, а предмет, в котором содержится серый порошок. После этого все было в порядке.

Если мать недооценивает трудностей ребенка и не объясняет ему разные вещи настолько ясно, чтобы избежать недоразумений, то наказание может потерять для него всякий смысл; и если это повторяется раз за разом, то он в конце концов уже и не пытается быть хорошим и ведет себя, как ему вздумается, поскольку чувствует, что ему никогда не понять, чего от него хотят. Ребенок может прийти к выводу, что наказания – нечто вроде непредсказуемых «актов Провидения», периодически поражающих его независимо от поступков.

Тем не менее наказания вызывают у него обиду, и он может совершать дурные поступки, чтобы отомстить матери. В ряде случаев всего этого можно избежать, следуя указанному выше примеру, то есть ясно и недвусмысленно объясняя ребенку, чего от него требуют.

Младенец занят главным образом основными вопросами жизни, дыханием и едой и заботится об этих вещах прежде всего. Взрослому известно (с определенной степенью достоверности), что при нормальных условиях он будет есть в надлежащее время. Ребенок может не иметь такой уверенности, поскольку не знает, в чем состоят требуемые условия, а знает только, что все это зависит от матери. У него вскоре создается представление, что первая гарантия безопасности от испуга и голода состоит в том, чтобы мать его любила, и он начинает делать усилия для приобретения ее любви. Если он не уверен в материнской любви, он становится беспокойным и пугливым. Если мать делает вещи, которые он в его возрасте не может понять, это может расстроить его, как бы ясно ни понимала свои действия его мать. Если ей приходится прервать кормление, чтобы позаботиться о его больном отце, и если она его при этом не приласкает, это может точно так же испугать ребенка, как если бы мать его бросила, не желая о нем заботиться. Запуганный ребенок – это несчастный и трудный ребенок. Когда он видит возможность отомстить за какой-нибудь испуг, вроде описанного выше, он может этой возможностью воспользоваться. Он не способен мыслить достаточно ясно, чтобы понять, что такое поведение может принести ему больше вреда, чем пользы.

Жизнь ребенка полна потрясений и поразительных явлений, которых мы, взрослые, не можем вполне оценить.

По мере взросления, многие дети становится эгоцентричным.  Как мы, взрослые, всегда фигурируем как главные действующие лица в своих снах и фантазиях, так ребенок считает себя главным во всем и в любой ситуации может учитывать только свои интересы. Он полагает, что все происходит только ради него. Ребенок все объясняет через отношение к себе: если у мамы болит голова и она лежит в постели и не играет с ним – значит, он ей больше не нужен,  значит, он в чем-то провинился. Если на улице холодно и нельзя пойти погулять – значит, это было в наказание сделано специально для него.

Необходимо понимать так же, что чувства и желания ребенка намного интенсивнее, чем у взрослого. Детские эмоции очень сильны. Это можно сравнить с состоянием аффекта у взрослых, когда игнорируя реальность и здравый смысл, человек может совершить несвойственные ему поступки. Взрослое поведение подчинено пониманию, знанию о том, что, грубо говоря «можно, а что нельзя», а детское — чувствам, страхам и фантазиями.

Например, случай с детским садиком. Накануне вечером мама объяснила ребенку, что завтра он будет играться с другими детками, а она уйдет. Он понимает, обещает вести себя хорошо и не капризничать, но как только его приводят в садик, он начинает плакать, хватается за маму и не хочет её отпускать. Раздражаться на него в таком случае бессмысленно – даже если он понимает, что так вести себя нельзя, он еще ничего не может поделать со своими чувствами, он пока не научился владеть ими и тормозить какие-то нежелательные их проявления. Взрослые могут сравнительно безболезненно перенести отсрочку исполнения своего желания, а вот дети — нет.  Они пока еще не умеют ждать и терпеть.

Ребенок совсем иначе, чем взрослые, воспринимает время. Наши, взрослые, представления о времени уже объективизированы: мы умеем чувствовать и понимать, что такое минута, час, месяц, год. Ребенок же пока что ощущает время субъективно, он понимает, что значат реально эти временные категории. Для него год – это как для нас сто лет. Ожидание вызывает у ребенка сильные переживания, тревогу и фрустрацию, особенно когда он остается без матери и ждет её возвращения.

Существенное отличие ребенка от взрослого так же в понимании сексуальной жизни. Чем отличается мальчик от девочки, чем занимаются родители в спальне, откуда берутся дети? Эти вопросы очень волнуют детей. Но даже если прогрессивные и грамотные родители объяснят ребенку все, как есть, часто можно заметить, что эти объяснения ничего не будут для него значить. Ребенок все равно вынужден будет перевести эти реальные факты в свои инфантильные понятия.

Дети вообще многое из мира взрослых понимают по-другому и с целью овладения новой информацией переводят её на свой простой язык.

От маленького, беспомощного существа до зрелого во всех отношениях человека ребенку нужно пройти трудный путь. Ребенку нужен взрослый, который готов принимать эмоциональное участие в его жизни и постоянно помогать ему на протяжении долгого процесса формирования личности. Бессмысленно заставлять, дрессировать, ругать детей, и требовать от них того, что они пока в силу своей организации не могут понять. Эффективнее попытаться понять ребенка, уважая его как человека со своими чувствами, постепенно и деликатно приобщая к правилам и законам взрослой жизни, к принципу реальности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

поиск